and_kammerer (and_kammerer) wrote,
and_kammerer
and_kammerer

Краснов "День усатого"

Найдено на просторах интернетов

Данный рассказ является художественным произведением, не претендующим на документальную точность. Однако он написан на основе серьёзных научных трудов замечательных историков Р. Медведева, А. Антонова-Овсеенко, Н. Сванидзе, Э. Радзинского, В. Мединского, Д. Волкогонова, В. Суворова, Б. Елизарова и др. уважаемых исследователей.

Сделанное трудами миллионов рабов ГУЛАГа чудовищное изделие убыточного советского автопрома заглохло, едва Усатый надавил на педаль.
- Надо было трофейным студебеккером жида давить! - сказал он и грязно выругался. - Подтолкни, Лаврентий!
Берия как ужаленный подскочил на пассажирском сидении. Через секунду он уже, сопя и потея, толкал грузовик, за рулём которого, хищно улыбаясь, сидел Хозяин. К палачу в пенсне поспешно присоединились Жданов, Маленков и Молотов. Вчетвером они растолкали машину до приличной скорости, и Усатый, выкрутив руль, размазал по земле связанное тело гениального Михоэлса. На тот простой факт, что дело было не в грузовике, а в том, что Усатый по природной тупости перепутал газ и тормоз, не решился обратить внимания никто.
Выйдя из машины, "Великий Вождь" раздувшимися ноздрями втянул запах тёплой крови и оглядел своими маленькими злобными глазками стоящих перед ним навытяжку холуёв из высшего партийного руководства. Те замерли, не шевелясь, и преданно ели его глазами, боясь обнаружить дыхание, сбившиеся после толкания грузовика.
- Кого бы из вас расстрелять? - ухмыльнулся Усатый, пристально глядя на шеренгу членов политбюро. На их лицах застыли неестественные заискивающие улыбки. Усатый мерно прошёлся перед строем, поджав сухую левую руку. Под его взглядом представители советской элиты бледнели и съёживались. Тяжело дыша, Жданов вдруг схватился за сердце, покачнулся и начал оседать на пол.
- Что с этой интеллигентской мразью?
- Сердце, товарищ Сталин! У него сердце больное. Прихватило, когда грузовик толкал.
- Тогда пусть присядет сто раз!
Обречённый на мучительную смерть Жданов стал покорно приседать. Глядя, как с каждым приседанием бледнеет его лицо, слыша, как дыхание с хрипом вылетает изо рта, "Отец Народов" ощутил давно забытое наслаждение. Это было словно в детстве, когда он поджигал муравейники, наблюдая, за корчащимися в огне и дыму несчастными насекомыми.
Уже на двадцатом приседании обширный инфаркт прервал муки Жданова.[1]
- Очень хорошо, - Усатый довольно кивнул, - А теперь пусть спляшет Хрущёв. А ты, Молотов, приведи мне свою жену.
Молотов немедленно бросился к аппарату, чтобы организовать срочную доставку несчастной красавицы Полины прямо из лагеря на первом и единственном в СССР реактивном самолёте.
Когда он вернулся, полуобнажённый Хрущёв уже извивался вокруг шеста.
А Усатый по-прежнему стоял над трупом великого режиссёра, наслаждаясь запахом ещё дымящейся крови. Его антисемитизм стихал лишь на короткое время после очередного злодеяния. Он всегда завидовал евреям, зная их интеллектуальное превосходство. "Надо бы всё-таки не забыть устроить дело врачей, - подумал Усатый, - а потом обязательно затравить Пастернака и выслать из страны этого... Как там жидёныша зовут, который прячется у Ахматовой под юбкой?..".
Он недовольно закашлялся, и поперхнулся ядовитым дымом своего наркотического зелья - память всё чаще подводила его. Никто не решался сказать Усатому, что с раннего детства он страдал помимо физических уродств рассеянным склерозом, который к старости усугубился паранойей и манией преследования. ................................

Дальше по ссылке
http://samlib.ru/b/baranow_p_a/ud.shtml
Рукопожатометр зашкаливает.
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments