October 29th, 2016

День картошки.

На развязке с Пискаревским привычно ухожу по акведуку налево. По радио звучит старый рок. Еду не думая, тело само реагирует на светофоры, переходы, помехи и перестроения. За отворотом на Руставелли проспект сужается. Машин меньше. Впереди светится лента Кольцевой.
Северный участок недавно расширили, теперь здесь по четыре полосы в каждом направлении. Удобная, хорошая трасса. Ограничений давно уже нет. Дорога стрелой проходит через северные пригороды столицы. Движение пока слабое. Машин мало. Я успеваю проскочить до съезда на Выборг почти без задержек.
По радио идет выпуск новостей. Обычная болтовня, бравурные отчеты о победах достижениях. Стоп. А это что-то новое. Прибавляю звук.
-… И как говорил наш корреспондент в Варшаве, на внеочередном заседании сейма принято решение разорвать договор о дружбе и сотрудничестве с республикой Белоруссия.
- Идиоты!
Настроение резко портится. Переключаю управление на автопилот и закуриваю. Над зеркалом вспыхивает красный маячок и звучит противный сигнал. Проклятая электроника предупреждает о повышенной задымленности в салоне. Все никак не соберусь отключить лишние датчики. Раздражает эта сигнализация.
Включаю телевизор и нахожу сюжет военного корреспондента из Бреста. Солдаты в мерцающих «Лохматках» бегут по мосту. Оптический камуфляж размывается тенями. Прямо по путям через мост ползет БМП. Старая, трофейная «Гризли».
Неожиданно вспоминаю, что Варшава это вообще-то Варшау, Вислу иногда называют Вайхселем, а Данциг никогда не был польским.
- Идиоты! – тушу окурок в пепельнице.
Ролик из Эблонга. Над рейдом старого немецкого Эльбинга ползет густой черный дым. В объективе камеры кренящийся сторожевик. На стволе зенитного автомата брезент. Из окна рубки свесилось тело в белой рубашке.
Спорю, по порту отбомбились не позже чем через час после того как недоноски из сейма разорвали договор. Когда парламентарии берутся за серьезные вопросы, добра не жди. В наше время сверхскоростей войну и мир не обсуждают прилюдно. Пока в сейме обсуждали и голосовали, в Менске успели отмобилизоваться и вывести войска на позиции.
Вечером звоню нашему младшему. Голос у молодого человека радостный возбужденный. Говорит, их еще вчера перевели на полную боеготовность. Правда, никто не знает, кого будут бомбить. Надеюсь, Станиславу удастся исполнить мальчишескую мечту попасть на войну. Боевые вылеты ему нужны для стажа. Без этого карьеру не сделать.
Наше правительство пока молчит. Нет, политики готовы хоть завтра форсировать Вислу, утихомирив по пути Минск. Но официальный Зимний словно не замечает войну у наших границ.
Только ночью, после того как белорусы взяли Белосток и снесли все мосты через Вислу, выступил наш гарант конституции. Многие ждали, что Иванов поддержит Белоруссию. Фиг вам!
Президент разом осудил обе стороны конфликта, предложил сесть за стол переговоров и предостерег от опрометчивых действий. И только в конце речи выдал – дескать, Данциг и Эльбинг это Восточная Пруссия, Россия гарантирует мир и спокойствие на всех землях Пруссии. Вот и понимай, как знаешь.
Представляю себе, как взвились в Варшаве после слов Данциг и Эльбинг! Иванов ведь не оговорился, специально оттоптался по любимым мозолям наших буйных соседей. Поляки всегда бурно реагируют, когда им напоминаешь, что треть современной Польши им подарили за счет Германии.
Утренний репортаж. В Варшаве погромы. На улицах разбитые машины. Возбужденные толпы молодежи. Сообщают о сотнях жертв в поселках гастарбайтеров. Как всегда, когда панам плохо, страдают евреи и турки. А небо над городом закрыто тысячами парашютов.
Репортаж из Минска. Площадь Свободы забита людьми. Народ прибывает. Мощный антивоенный митинг. Сообщают, что Россия заблокировала все белорусские платежные системы.
Вечером свежие новости из польского сейма. Единогласно принято решение заключить мир. Немногочисленных сторонников войны до победы похоронили прямо во дворе сейма.
Мой младший исполнил свою мечту. Он бомбил Варшаву. Самый результативный налет за всю историю человечества. Полки тяжелой авиации высыпали над городом тысячи мешков с картошкой на парашютах. Этого хватило.
Именно после того знаменательного дня поляки резко разлюбили картошку.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Битва за будущее



Битва концепций
Издержки монополярного мира. Слишком многое на этой планете зависит от мирового гегемона. Тем более, все противоречия наиболее ярко проявляются сейчас, когда в США серьезный кризис. Кризис в экономике, во внутренней политике, во внешней политике.
При этом США обоснованно претендует на роль мирового лидера, но отказывается брать на себя ответственность за этот мир. Последнее вызывает глухое недовольство не только у противников, но и у пока-еще-союзников. Все чаще звучит: «Акела промахнулся». Все чаще ставится под сомнение право США устанавливать общие правила и проводить свою политику по всему миру.
Не зря грядущие выборы в США привлекают всеобще внимание. Оба кандидата одиозны, в равной мере пользуются поддержкой граждан и олигархов. Просто так одним голосованием дело не обойдется. Конфликт слишком серьезен.
Дело в том, что кандидаты говорят о двух разных путях, о двух вариантах будущего США. Они оба хотят лучшего своей стране, но у каждого свой путь.
Трамп рассчитывает вернуть Америку американцам, он обращается к идеалам свободы, открытости, предприимчивости. Его концепция требует снижения налогового бремени, сокращения непроизводственных расходов, пересмотра международных соглашений, но зато приведет к потоку инвестиций в США. Это правый путь.
Трамп хочет вернуть своей стране способность жить по средствам, а во внешней политике собирается работать на принципах здорового практицизма. Он говорит о коррупции, утечке капиталов, рабочих местах для американцев. Он собирается создать условия для бизнеса в стране, а значит повысить спрос на рабочих и специалистов.
В целом это перезагрузка, пауза на отдых, ставка на свой бизнес, временное отступление на устойчивые позиции. Возможно, это приведет к усилению позиций изоляционистов. Ведь на первом месте интересы своей страны и своих сограждан, а потом уже корпорации.
У Трампа хороший шанс спасти Америку, вернуть блеск ареолу страны мечты. Но при этом остальной мир вздохнет спокойно. Вполне возможно быстрое силовое разрешение части давно назревших, нагноившихся конфликтов, там где США до этого времени консервировали проблемы ради своих имперских целей. Ведь зачастую старые проблемы сохраняются по инерции. Обстоятельства давно изменились, интересы поменялись, бывает проблема, напряженность в конкретной точке уже не нужны, но пересмотреть свою позицию забывают.
В самих США явно пересмотрят социальную политику, сократят число иждевенцев в обмен на предоставление им шанса самим найти достойную работу. Естественно, вырастет имущественное расслоение, но в итоге поднимется средний реальный уровень жизни. Самодостаточные граждане это суть правой позиции. Тогда как левые больше тяготеют к закрепощению сограждан, подсаживанию широких масс на иглу социальных платежей.
Трамп планирует простимулировать возвращение производства в США. Интересный вариант. Об этом много говорят, но сделать это сложно. Может быть, полезным окажется опыт России с ее политикой стимуляции локализации.
Клинтон же стоит на позиции продолжения имперской политики. Это внешняя экспансия и подавление мятежей на окраинах Империи. В принципе, логика здравая. Опасно резко тормозить колесницу. Кони понесли, и возничему приходится всеми силами держать вожжи и на скорости отворачивать от препятствий. Если колесница не развалится, то он выживет.
Политика здравая, но сейчас это путь войны. Военная угроза мобилизует, но есть шанс перегнуть палку и влететь в серьезную бойню с нехилым противником. Внешний мир ведь тоже не собирается изображать из себя агнца на алтаре. Недовольство политикой США нарастает. Многие готовы к открытому мятежу против гегемона.
Во внутренней политике Клинтон чистая левая. Она нормальная социалистка. Экономика по республиканцам это пересмотр налогов в сторону малообеспеченных, увеличение бюджетных трат на социалку, господдержку бедноты. Параллельно постепенное последовательное купирование свобод граждан, политика разоружения населения, рост бюрократизации страны.
Итогом бедных будет меньше, богатых тоже больше не станет, вырастет число иждевенцев, сложнее будет вести бизнес, хуже будет со свободой. Пополнение бюджета пойдет за счет печатного станка, займов. Выкачивание ресурсов из внешнего мира уже идет плохо, основной поток течет через корпорации, бюджету достаются крохи.
У Клинтон тоже есть шанс удержаться на имперском пути, но растет риск нарваться на серьезную войну. Плюс придется усиливать внешнее военное присутствие, умиротворять и подавлять противников глобализации. А это большие расходы. Лошади могут не вынести бойкую старушку.

путин, введи войска!

- Господин министр, Вы должны! – канцлер, теперь уже бывшая, сцепила пальцы перед собой и подалась вперед.
Сколько отчаяния в этом жесте! Стальная женщина сопротивлялась судьбе. Последний бой. Последняя надежда.
Собеседник грустно улыбнулся.
- Фрау, я давно не решаю вопросы войны и мира. Я только курирую вопросы внутренней безопасности. Единственное что я могу сделать для Вас и Ваших спутников, это ускорить вопрос предоставления убежища.
- Владимир, но Вы можете приказать Иванову. Вы русские уже столько раз спасали Европу, что вам стоит отправить войска?!
- Ангела, Вы в России. У нас министр не приказывает президенту. Я могу только посоветовать.
- Так посоветуйте – Ангела Меркель поняла последнюю фразу совсем не так, как хотел Путин. А может и не хотел.
Факт в том, что он действительно не хотел ничего делать для этой бывшей комсомолки. Максимум что он мог, это прилететь в Смоленск и уделить немного времени разговору с бывшей канцлерин Германии. Владимир Владимирович видел перед собой уставшую, с воспаленными глазами, напуганную, но несломленную женщину. Он должен был нанести последний удар, но не хотел этого. Ему было жалко своего бывшего противника.
- Вы спросили: что стоит отправить войска? Фрахт транспортов. Выплата боевых. Топливо для техники. Ремонт машин. Расход боеприпасов. Страховые выплаты погибшим и раненым – Владимир намеренно не сгибал, а разгибал пальцы в чисто немецкой манере.
- Мы можем компенсировать инвестициями.
- А сможете? Те, кто мог, уже давно перенесли бизнес в Россию, Польшу, Азию. Золотой запас Рейха застрял в Америке. Германия банкрот.
- Спасите хотя бы людей.
- Каких именно? Тех, кто голосовал за вас? Тех, кого вы навезли эшелонами из пустынь и кишлаков? Тех, кто сейчас сражается против ваших сателитов и мигрантов на востоке? Или спасти лично Вас, фрау Меркель?
- Гут. Спасите немцев. Меня спасать поздно.
- Гут. Я поговорю с президентом.
Владимир Владимирович вышел не прощаясь. Грустно и немножко стыдно. Стыдно не за себя, а за тех, кто еще год назад пытался решить все миром.
Телефон в кармане запел. На линии единственный человек, который мог звонить в любое время дня и суток, но редко пользовался этой привилегией.
- Встретился? Каков результат?
- Просит ввести войска. Полномочий у нее уже нет.
- «Путин, введи войска!» - продекламировал президент. – Помнишь лозунг первой войны за Новороссию?
- Гм.
- Тогда не стал, а сейчас придется.
- Не понял?
Телефон отключился. Пока советник президента спускался по лестнице, его догнал референт.
- Владимир Владимирович, звонили из администрации. Вас ждут в Кабинете. Я распорядился подготовить самолет.
- Едем. Обедать будем в воздухе. Запишите. Надо срочно подготовить проект указа о беженцах из Германии. Льготы по гражданству. Помощь в расселении. Трудоустройство. Сами знаете.
- Хорошо. – Короткая пауза. – Простите, но у нас уже упрощенный режим для беженцев из ЕС.
- Тогда доработайте его.
Референт чуть приотстал и, связавшись с начальником нужного департамента, передал распоряжение.
В Кремле Путина уже ждали. И не только его. Среди приглашенных на совещание были премьер, министр обороны, министр финансов. В углу приемной сидел Ганс Штрикмейсель представитель самопровозглашенной Германской Демократической Республики. Рядом с ним на диване расположился Виктор Конев президент Харьковской Республики.
Да, Иванов любил решать вопросы оперативно. Совещание затянулось до полуночи, но зато все ключевые вопросы обсудили. Рано утром Конев улетел в Донецк. Там его ждали главы республик. С собой харьковчанин вез договор между Республиками Новороссии и ГДР. Ему еще предстояло многое объяснять товарищам.
Штрикмейселя отправили в Петербург. Летел он в компании с Путиным. Всю дорогу до аэропорта Ганс молча переваривал ночной разговор. И только когда борт поднялся в воздух, поинтересовался у спутника:
- Почему Россия не сама вводит миротворцев, а использует войска союзников?
- Чем вас не устраивают обкатанные в боях батальоны?
- Но, почему не Россия?
- Всему свое время.
Путин отвернулся к иллюминатору. Из головы не выходил подписанный вчера президентом приказ. Умеет Иванов пошутить. Увы, не все способны оценить по достоинству царские шутки.
Перед самым вылетом Путину сообщили, что Иванову звонили из Вашингтона. Президент вежливо послал своего американского коллегу в темные места одного бывшего постояльца белого Дома и заявил, что не будет лезть в разборки между немцами и новогерманцами.
Как обычно, Иванов сказал правду, только правду и ничего кроме правды. Другое дело, уже сегодня должна родиться Федерация Республик Новороссии, которая первым делом заключит договор с ГДР. Россия только поможет с переброской новорусских батальонов в Росток и поддержит флотом линии снабжения.
Военкоматы Новороссии уже сегодня начнут поиск летчиков и авиамехаников. Найдут, конечно. Чуть ли не треть бундесвера ныне побирается в России. Еще четверть подняла флаг ГДР и защищает восточную Германию. Остальные не интересны.
Утром СМИ объявили о назначении отставного президента России, уже бывшего советника действующего президента особым представителем России в Ростоке. Представителем с особыми полномочиями, заключать мир, подписывать амнистию и карать, командовать всеми военными силами России и союзников западнее Буга, назначать и снимать президентов республик, тоже западнее Буга.
- Путин, введи войска – тихо прошептал Владимир Владимирович.
На следующий день военкоматы в России пережили второе тевтонское нашествие. Их штурмовали толпы мигрантов и граждан. Не только мужчины, но и женщины, многие без документов, но зато все с горячим желанием попасть на горящий тур по Западной Европе по путевкам агентства Новороссии.

- Добрый день! – Иванов позвонил именно в тот момент, когда корвет «Сметливый» входил на рейд Ростока, а БДК уже высаживали на причалы первые роты миротворцев. – Владимир, я тебя гражданства лишил. Напоминаю, арабы тебя уже объявили военным преступником, авансом. Так что, сам думай, спасешь ГДР или станешь гражданином мира. Вводи войска. Мосты взорваны.