May 6th, 2015

Герои фэнтезийного фронта.

Обнаружил прекрасное.
https://slon.ru/posts/51117

.....В 1942 году мой дед был мобилизован в штрафной батальон, как сын врага народа. Батальон отступал к Ленинграду, и оказался в блокаде. Блестящие стратеги, командовавшие фронтом, в условиях нехватки продовольствия решили – штрафникам, оказавшимся «в тылу» (в резерве первого эшелона), еды не выделять вообще. Часть стояла (на фронте затишье), люди умирали с голоду – зимой подножного корма тоже не было. Дед рассказывал, что ему и его другу пришла в голову идея не ложиться, а двигаться – не хотелось умирать лежа. Так они и двигались (ковыляли?) днями. «Те, кто лег, умирали. Почти все умерли».
........
Деда ранило сильно (огромный шрам остался на всю жизнь). Идти не мог. Приказ по части – раненых не выносить. Конец. Попросил положить его у дороги (не в траншее же казаку помирать), кто-то подложил ему под голову рваный танкистский шлем, ушли. Часа через два по дороге отступала танковая рота. Мимо трупов, раненых – не до них. Но у танкистов закон – своих не бросать. Солдата в танкистском шлеме, без сознания, затащили в танк и довезли до полевого госпиталя. О.....

Отец моей матери. Иосиф Израилевич Гольденблат. Он родился раньше, еще в 1907-м. Его отец, оставшийся на фотографиях с пышными усами, как французский дворянин, действительно был потомком французских евреев-банкиров, гордо носивших приставку Де к фамилии с еще латинским корнем. Пращур приехал в молодую Одессу «руководить филиалом», остался, родил сына и умер от холеры.
........
А может – мой дед просто был счастливчиком. Его отца никто не арестовал и не расстрелял. Сам он в 1934 году (ему 27) указом Орджоникидзе был переведен в Москву. В 1941-м он – замнаркома тяжелого машиностроения, фактически ответственный за оборонную промышленность. Это не в штрафбате на передовой. Но тоже очень опасно: к 1942 году дед попадает в личный список врагов Гитлера (у Гитлера был такой список, натурально на бумажке). Выживает в покушении – группа заброшена в Москву, он персонально – цель. В конце 1942-го встает вопрос – Сталинград скоро будет освобожден, на сталинградских заводах надо срочно начать производить оружие, но ни степени их разрушений, ни потребностей с точки зрения оборудования понять нельзя – территория оккупирована. На выяснение этого уйдут месяцы после освобождения, которые терять нельзя. Созревает план – забросить группу в тыл немцам. Группа обследует заводы и передаст потребности, создаст проект восстановления заранее. Рост моего деда – метр пятьдесят четыре, зрение – минус 10, да еще от полученного при покушении ранения не оправился до конца. Кто возглавит группу? Конечно он.

............Войну дед закончил в Москве. Женился на дочери русского дворянина, убежденного кадета, депутата Думы, который, к своему счастью, умер еще в 1918 году и никак не мог быть репрессирован. В 1947-м родилась моя мать. Она оказалась ровесницей компании по борьбе с безродными космополитами. Когда ей было пять лет, деда пригласил прогуляться по Москве (пешочком, пешочком, а то здесь, Иосиф Израилевич, сами понимаете…) начальник, чтобы рассказать про удивительную идею руководства страны – спасти евреев от народного гнева, отправив их всех в Биробиджан, примерно как до того крымских татар, чеченцев и других. (За что был гнев? – кажется, за молодой Израиль, продавшийся Америке, за убийство Кирова, за отравление колодцев чумой, за кровь христианских младенцев). Рассказал про напечатанные паспорта с желтой полосой, товарные вагоны, которые уже стоят, про избранный десяток певцов и артистов с соответствующими фамилиями и носами, готовых за право остаться весело петь по радио в дни депортации (не надо на нас клеветать, разве не видите, уехали – добровольно, кто хотел). Рассказал и про то, что на моего деда уже есть дело, и в Биробиджан он как раз не поедет, а если поедет – то сильно севернее.

Лень копировать. А там по ссылке еще много прекрасного.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.