October 22nd, 2012

Писатель Игорь Николаев сволочь!

Натуральная сволочь! Из-за него я не сплю и получу завтра недосып. Читаю книгу и не могу оторваться. Вот такой нехороший человек, и соавторы его тоже нехорошие люди. Тяжело оторваться от их книг.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Морок спадает. Общество выздоравливает.

Оригинал взят у el_tolstyh в Морок спадает. Общество выздоравливает.
xan_13 sanna2010 tais_2121 rusiank nikolino mosday style="text-align: center">
Всего пару десятилетий назад я -- как и немалая часть тогдашних пролетариев умственного труда, включая практически всех моих знакомых -- лихорадочно поглощал публикации прогрессивных изданий вроде "Огонька", бурно возмущаясь раскрытыми передо мною картинами вопиющей аморальности нашей истории. В частности, поражался преступному разделу восточноевропейских стран между двумя равно кровавыми диктатурами -- интернациональной коммунистической и национальной социалистической. Хотя и не очень понимал, чем этот сговор хуже мюнхенского подарка, когда Великобритания и Франция подарили Германии всю Чехословакию с одним из крупнейших и лучших в Европе военно-промышленных комплексов, но был готов поверить, что коммунистам -- в отличие от капиталистов -- нет и не может быть оправдания.

Но постепенно стали мне попадаться и издания, убедительно опровергающие всё, чему я поклонялся с 1961-го, когда прочёл материалы XXII съезда КПСС (весной 1956-го, когда состоялся XX съезд, я ещё не умел читать, а в пересказе воспринял лишь небольшую часть сказанного).

Началось с книг Алексея Валерьевича Исаева. К тому времени я уже ощущал некоторые внутренние противоречия в трудах Владимира Богдановича Резуна. Но именно Исаев первым из виденных мною авторов не просто показал природу этих противоречий, но и доказал их сознательный целенаправленный характер.

Затем труды Виктора Николаевича Земскова покончили с легендой о десятках миллионов репрессированных, а после публикаций группы Григория Федотовича Кривошеева стало неприлично говорить о заваливании немцев советскими трупами.

Несколько лет назад меня шокировала книга Юрия Николаевича Жукова "Иной Сталин". Но после того, как её дополнили исследования Владимира Михайловича Чунихина, мне пришлось признать: Иосиф Виссарионович Джугашвили не только не был главным злодеем нашей истории, но в меру своих изрядных сил и способностей противодействовал истинным злодеям. А Елена Анатольевна Прудникова сняла аналогичные обвинения с Лаврентия Павловича Берия. Все эти материалы я, конечно же, встречал с изрядным внутренним сопротивлением, но так и не смог опровергнуть. Более того, в их свете весь массив доступных мне документов той эпохи обрёл внутреннюю стройность и непротиворечивость, а документы, ранее казавшиеся просто странными и выпадающими из общего ряда, оказались несомненно подложными.

Глубоко антипатичный мне -- и чрезмерной резкостью выражений, и многими странными представлениями о мире и обществе, и очевидной даже для меня некомпетентностью во многих аспектах военного дела -- Юрий Игнатьевич Мухин оказался тем не менее неоспорим в своём опровержении легенды о расстреле польских военнопленных советской властью в 1940-м. Вся последующая критика его публикаций на эту тему представляет собою непрерывное отступление его оппонентов под напором очевидных фактов, замаскированное многочисленными порочными кругами (когда несколько недоказанных утверждений используются в качестве доказательств друг друга).

Наконец, очередное звено всё той же цепи, вытягивающей нашу историю из клеветнической ямы, отковал Алексей Анатольевич Кунгуров. Конечно, в его книге "Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова-Риббентропа" (М.: Алгоритм: Эксмо, 2009) не содержится полной стенограммы переговоров в Москве 1939.08.23: даже если она велась, вряд ли в обозримом будущем её официально опубликуют (а даже если опубликуют -- вряд ли все сразу безоговорочно поверят в её достоверность). Более того, в книге несомненно есть и недоработки, и прямые ошибки (в основном -- ошибки оптического распознавания текстов отсканированных документов). Но, как любят говорить поклонники Резуна, "в главном-то он прав!" После прочтения книги уже невозможно сомневаться: на переговорах не было сказано -- а тем более написано -- ни единого слова или знака, относящегося к разделу территорий; секретное дополнение к договору о ненападении -- фальшивка, разработанная американцами в 1946-м; все последующие официальные публикации на эту тему -- также фальшивки, сочинённые под откровенным внешним давлением, направленным на делегитимизацию нашей страны в целом. Более того, указанные Кунгуровым признаки фальсификации столь очевидны, что после прочтения книги мне остаётся только стыдиться своей тогдашней невнимательности, порождённой преступно легкомысленным легковерием.

Несколько утешает одно обстоятельство. Строка из блатной песенки, избранная в качестве заголовка, имеет и версию "какой я редкий был дурак", в данном случае совершенно неприменимую. Такими же дураками, как я, были тогда очень многие. И если я (пусть и понемногу, и с изрядной посторонней помощью) избавляюсь от тогдашних иллюзий -- есть надежда, что и другие, заразившиеся теми же пропагандистскими вирусами, тоже постепенно выздоровеют.

Там все прекрасно. Неистощимый огнемет. Потоки напалма.

Оригинал взят у pyhalov в Старший брат Чубайса отжигает
http://www.kp.ru/radio/stenography/47142/

В эфире радио КП. Обсуждаем, почему Сталин не поменял ту систему управления, которая допустила немцев до Москвы и до Волги и почему это не сделано до сих пор.

Антонов:

– Это программа «История за пределами учебников» и ее ведущий Михаил Антонов. Игорь Борисович Чубайс, автор книги «Российская идея»...

Чубайс: ... Вот было в свое время такое знаменитое стояние на Угре, когда Иван III стоял, а с другой стороны Тахтамыш. В конце концов Тахтамыш перепугался и убежал. И на этом закончилось татаро-монгольское иго. А сегодня у нас стояние на совке.

Чубайс: ...И почему Сталин не знал, что Гитлер нападет, а Николай II знал, что будет Первая мировая, и готовил свою армию? Почему Александр I (мы говорим о годовщине войны 1812 года) за 4 года до начала войны с Наполеоном сидел с Барклаем, и они обсуждали тему отступательной войны. Они знали, что Наполеон нападет.

Чубайс: ...Сталин уничтожил 1800 русских генералов перед войной. А в войну погибло 600 генералов.

Чубайс: ...Я скажу больше. Небезызвестный всем нам Эрнесто Че Гевара на самом деле был в постоянной переписке со Степаном Бандерой, лидером украинских националистов, украинской повстанческой армии. Че Гевара изучал опыт партизанского движения. И он прекрасно знал, что даже Армия крайова, мощнейшее польское формирование, которое защищало Польшу, после войны продержалась 2 года. Чекисты уничтожили Армию крайова, она исчезла. В Прибалтике «лесные братья» продержались 2 года, и больше их практически не было. А украинская повстанческая армия действовала на протяжении 10 лет. И отряды НКВД, чекистов не могли ничего сделать. И Степан Бандера очень был уважаем Че Геварой, они вступили в переписку. Фидель Кастро вместе в Че Геварой, со своими друзьями в декабре 56-го года высадился на Кубе. Он шел из Мексики на шхуне на Кубу. На эту шхуну был приглашен Бандера, но он не успел, потому что было сложно переехать все границы. И Бандера был постоянно в переписке. И Гевара говорит, что он никогда бы не взял гарнизон Санта-Клара (это один из крупных кубинских городов). Он маленькой группой атаковал и взял город Санта-Клара без подсказок Степана Бандеры. И Степан Бандера вместе со своими командирами в Германии собирались, прорабатывали эту операцию и передавали Че, как действовать. И Фидель Кастро сказал, что без помощи украинских повстанцев они бы дальше Сьерра-Маэстра не пошли.

Хочу сказать еще одну деталь, которая кажется мне любопытной. Когда кубинские революционеры вошли в Гавану, Че Гевара предлагал сделать украинский язык вторым государственным языком Кубы. Он пригласил Бандеру на Кубу. И именно поэтому в 59-м году наш агент убил Бандеру в Мюнхене, потому что Хрущев понимал, что Куба может повернуть не в ту сторону.