August 12th, 2012

Автор сценария о героической обороне Москвы десталинизаторами продолжает.....

Лично меня сей текст поверг в бурный восторг.
Оригинал взят у cortesxx в Сценарий
Преамбула.
1. Всё написанное не относится к конкретным лицам.
2. Все совпадения имен и фамилий являются случайными.
3. За случившиеся совпадения, могущие задеть, так сказать, честь и достоинство, прошу извинить.

Название этого маленького (и каюсь, беспорядочного) сериала навеяно АркадьРайкинским "Гы-гы-гы... Любезная дама, спасибо за подсказку". Итак.

Гы-гы-гы № 1

Краткое содержание предыдущей серии.
Никто не понял безмерного гения нашего известнейшего кинорежиссера Никиты Михалкова. Многие восприняли его последние фильмы как плевок в лицо народу, не поняв многослойного и сложного стратегического замысла великого мастера...
Его фильмы "Цитадель" и "Предстояние" не только дали мощный толчок народному фольклору в новой интернет-форме, но и обернулись настоящим кошмаром для всех либероидов.
Кто-то могущественный забросил их в ту реальность, которую они рисовали для всех с ненормальным энтузиазмом. И в ту, которую визуально воплотил в своих картинах гениальный мастер. Они оказались во временах Великой Отечественной, чтобы на деле доказать свой наивысший тезис "Победил народ, а не Сталин". Все "мифы", включая лейтенанта Клочкова, Зою Космодемьянскую и Александра Матросова ушли, оставив их наедине с вермахтом...

Напомню предыдущую серию.
  Михалков вцепился в уходящего политрука:
- Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне!
- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. - Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!
И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.
- Прощай, Родина тебя не забудет, - похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам.

Собственно Гы-гы-гы № 1

...Михалков с тоской смотрел на растворяющиеся в тумане фигуры в солдатских шинелях, не обращая внимания на тормошащего его за рукав Дюжева.
- Командир, командир, делать-то чо будем, а...

В траншеях царил бардак. Федотов, скуля, подползал к окопам. Его брезгливо отгоняли тычками. Бутылку с коктейлем Молотова он потерял сразу. В конце концов ему удалось найти брешь в "обороне" и он неуклюже свалился в спасительную траншею. Густое облако специфической вони защитило его от повторных побоев, вокруг него образовалась брезгливая пустота.

Почерневший лицом Михалков широко и целеустремленно шагал по позиции, за ним частя шагами, торопился Дюжев.  Никита Сереевич резко остановился, Дюжев ткнулся ему носом в спину.
- Какого хрена ты нацепил это на спину, идиот.., - зашипел Михалков в лицо Дюжеву, тыча в болтавшуюся на его спине дверь.
- Так это... как-то ж надо... эта, - толково и кратко объяснил тот. Но посмотрев ещё раз в лицо комнадиру, торопливо расстегнул застежки. Дверь хлопнулась, раздался чей-то "...твою мать". Дверь как-то замедленно сползла в окоп, под нею что-то возилось.

В разных местах "линии обороны" "бойцы-ополченцы" как-то странно кучковались, лицом к центру, слышался мат и крики. "Дело Федотова" продолжало и развивалось... "Командир" со своим добровольным адьютантом приближался к самому большому скоплению "ополченцев". В центре витийствовало что-то бородатое в сдвинутой набекрень каске. Николай Карпович находился рядом в пулеметном гнезде, слушая вполуха.

- Господа, господа! Мы все знаем, что немцы культурная, европейская нация. Сдадимся, господа!  Зачем нам воевать? Будем жить в Германии и пить баварское пиво... - разглагольствовала бородка.
Идиот... Кто это? Минкин? Совсем ё...ся, - нецензурно подумал Карпович, - его же, идиота, сразу шлёпнут. Они-то европейская нация, а ты-то е...ая. А меня, как со мной... Да ведь сдадут, сразу сдадут, они же все "приличные" и "рукопожатные", такие врать эсэсовцам не будут. Всё обрисуют, вот де дальний родственник Сталина... Что же делать, что делать...

В приступе острой паники он с опаской выглянул за бруствер. Немецкие танки, шумя моторами, вроде становились всё ближе, Карпович почувствовал, как внутри что-то разросшееся, ледяное до колючести, захватило его всего, - что-то коснулось его плеча, - и выбросило...
- А-а-а!
- Да ты очумел, чего разорался, - Карпович вдруг ощутил толчок в плечо. На него, лежащего в собственной постели, глядели раздраженные глаза жены.
- А? - Карпович медленно приходил в себя, глядя дикими глазами на жену и всё вокруг знакомое и медленно обретающее реальный вид. Он тряхнул головой. Потом торопливо, держась за пах, засеменил в туалет. Мочевой пузырь буквально разрывался...

(Продолжение следует...)
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.