November 27th, 2011

О межнациональных браках.

Говорю только о своих личных наблюдениях. Межнациональные браки это не только браки между людьми разных и зачастую несовместимых культур, но ведь в семьях еще рождаются дети. Да, в этом случае полукровки, метисы. И как я заметил, частенько в головах полукровок товорится лютый батхед. Особенно на фоне межнациональных конфликтов, поиска исторической правды, попыток выяснить: кто кого и когда сильнее обидел. На этой почве в голове у полукрови одна половина предков пытается вцепиться в горло другой половине. Идет внутрення война. Гражданская война в одной отдельно взятой голове. Отсюда психозы, неадекватность, попытка любой ценой доказать собственную самодостаточность, приверженность идеям интернационализма и толерантности, попытки отнести себя к некоей вненациональной, внерасовой и внекольтурной общности общечеловеков. Но это в клиническом случае.
В целом же полукровка оказывается.......... Помните сказку про летучую мышь? Одна мышка страстно захотела стать птицей и летать. У нее выросли крылья. Она летала. Но прицп ее не приняли ибо она мышь, а мыши ее прогнали так как она почти как птица. Летучая мышь, не птица и не мышь, никто, общечеловек, полукровка.
Вот так и метисы - они оказываются между, они не наши и не ваши, они сами по себе.
Разумеется, речь не идет о близких нациях, о носителях одной культуры: европейской, кавказской, средне или переднеазиатской, полинезийской, еще там какой. Речь не идет о случаях когда папа и мама воспринимаются как представители одной цивилизации. О тех случаях когда национальные особености гармонично соединяются в одно целое, но это, повторяю, характерно только для близких культур, для родственных наций. Ведь по большому счету нет значительных различий между русскими, украинцами, гуцулами, белорусами, немцами, норвежцами. Общего у нас больше чем различий. Лужичанин зачастую отождествляет себя с немцем, а белорус с русским. Новежцы испокон веков роднились с русскими и жили как добрые соседи.
Даже тот факт что наши предки воевали и убивали друг друга воспринимается со скорбью, но не с ненавистью. Ибо это братские войны. Жестокие, кровавые, белезненныекак ссора, обида между родствениками, но в конце концов мы миримся. Родные всегда мирятся. В том числе и в сердцах своих детей.

Но когда метис принадлежит разным культурам, если в его жилах несмешиваемая кровь, если в его голове идет кражданская война, то.......... Мне таких просто жалко. Виноваты не дети цветной любви, виноваты безмозглые родители. Думать надо головой, когда руку и сердце предлагаешь. Думать не о себе, а о своих будущих детях. Не плодить общечеловеков, а продолжать свой Род.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Ностальгия.

Сейчас ставил машину, за одно прокатился в пицерию. За рулем слушал Авторадио "Дискотека 80х". Неописуемое настроение. Старые, добрые, такие простые и родные композиции моей юности. Ностальгия! Под эти ритмы вспоминаешь былые годы, свою молодость, счатливое время. Такое ощущение, что сбрасываешь лет 20. Да, нога сама давит на газ, настроение такое заводное, хулиганистое. На душе птицы поют и гитары бренчат. Ностальгия.

О графомании. Исследование

Оригинал взят у monfore в О графомании. Исследование
(с) Константин Семенович Мелихан

В далеком детстве прочитал это в "Литературной газете"

Графоман – это человек, который любит слова . Причем – все слова, какие только есть на белом свете. Это слова: дом, стул, дерево, машина, атмосфера, бабушка, песок, оруженосец, левша, утро, день, полдень, ветерок, сорочка, ярмарка, саго, сага, Форсайты, офсайды, фингалы, стрептоцид, стрептококк, дыня, Дуня, женственность, волосатость, сутулость, верблюд, вермут, бифштекс, шлафрок, форшмак, шпицрутен, Шпицберген, просто шпиц, ливер, твист, Твен, маркшейдер, шариат, энтерит, адсорбент, бутолом, вагитан, гиперсол, галипот, гелофит, гуммигут, гваякол, гуанин, габион и гинецей. А также – глобулин, граммофон и графоман.

Графоман думает, что мастерство писателя зависит только от перестановки слов . Но от перестановки слов мастерство писателя как раз не зависит. Больше того, зависит писателя мастерство не от слов перестановки.

Графоман любит не только слова, но и творчество слов, иными словами – словотворчество . Главенствующая любимость его словесно-творческих упражненств – это создаваемость впечатляемости творимости нечтостно удивляемостного и необычностногося.

Вместе с тем графоман плохо знает того языка , на котором ему писать. И даже в одной фразы делает по два, а то и по трое ошибок.

Графоман любит мелодию фразы . Мелодия фразы его ослепляет. Его оглушает мелодия фразы. Мелодия фразы его усыпляет, хватает и кружит, и кружит и кружит, и кружит и вертит.

Графоман часто острит , но всегда не к месту. Такова се ля ви графомана. Бьет ключом – и все не по тому месту.

Графоману не хватает мыслей . Он хочет сказать что-нибудь умное, новенькое, но мыслей у него, к сожалению, не хватает. Как бы ни тужился графоман, а не хватает у него мыслей сказать что-нибудь новое, умненькое. Но он пишет, хотя мыслей у него не хватает. Пишет и пишет, пишет и пишет. Поставит точку. Отдохнет. И опять пишет и пишет, пишет и пишет, пишет и пишет.

Вершина графомании, словоблудия, языканедержания, борзописательства и крючкотворства – это осознание собственных крючкотворства, борзописательства, языканедержания, словоблудия и графомании и даже писание о собственных графомании, словоблудии, языканедержании, борзописательстве и крючкотворстве, но невозможность искоренить эти крючкотворство, борзописательство, языканедержание, словоблудие и графоманию!



Хорошо сказано! Четкое определение известной болезни.