and_kammerer (and_kammerer) wrote,
and_kammerer
and_kammerer

Затеряные на свалке

Потерянные.


- Чёрт подери! Что за нафиг? – осведомился Васёк, с удивлением обнаружив, что себя лежащим на палубе под отчаянно визжащей Лизкой.
Последнее что он помнил, это ослепительная вспышка, синие зигзаги по горизонту, ужасающий грохот и сильный удар по пяткам. Кажется, была еще черная воронка над головой. Или показалось? Черт его разберет!
- Куда нас занесло? – Василий и не подозревал, но эта сказанная наобум фраза точнее всего отражала сложившуюся ситуацию.
Пора оживать. Парень помог подняться Лизе, сам встал на ноги, огляделся по сторонам. Палуба «Чайки» выглядела так, как будто катерок сбросили с Ниагарского водопада. Люди и вещи перемешались, все мокрые, под ногами плещется водичка. В момент удара только Виктор Николаевич удержался на ногах, сказалась старая привычка ветерана-речника. Но и ругался капитан, как старый боцман.
- Что это было? – Володя стоял на коленях, тряс головой, при этом одной рукой держался за спасательный круг, а второй прижимал к себе Лену.
При виде этой сцены Васька кольнула зависть. Друг молодец, повезло ему с девушкой. А вот Василию пришлось ехать на пикник одному, только с призрачными надеждами добиться расположения Лизы. Девушка она ничего, симпатичная и характер мягкий, не взбаламошеная. На безрыбье и рыбу раком. Можно попытать счастья, вдруг, да обломится. Другого варианта все равно пока нет.
С момента отплытия все шло как надо, Василий завел с девушкой разговор, поболтали о красотах окрестностей Приреченска, восхитились видом с фарватера Ежавы на город. Поймавший пару восхищенных улыбок девушки, слушая ее щебет, Вася был на седьмом небе. Он уже планировал на пикнике, после пары стаканчиков вина перейти к решительным действиям, и на тебе!
На мгновение в голову пришла мысль, что это началась война. Над Приреченском взорвалась атомная боеголовка. Ударная волна дотянулась до чапавшего вдоль противоположного берега катера. Вспышка тоже была. Вася и не думал раньше, что она такая яркая. И грохот. Ударная волна.
Парень резво вскочил на ноги, метнулся к борту и окаменел. Всё вокруг изменилось. Берег стал выше, у среза воды темнела непонятная куча металла, в которой угадывались страшно изувеченные обломки небольшого судна. Вася обернулся, посмотреть на город.
- Твою мать!!! – невольно вырвалось из студента, на противоположном берегу рос лес.
Вытянувшаяся вдоль реки стена деревьев от горизонта и до горизонта. Родной Приреченск исчез. Ежава тоже стала уже. Где-то на краю сознания мелькнуло понимание того простого факта, что водохранилище исчезло. Потому и северный берег вырос, а вместо широкого мелкого залива тянутся пойменные луга. Местами встречаются поросшие деревьями холмики. Раньше они были островами. Находившееся ранее на расстоянии в пять километров устье Ежавки переместилось. А куда ж ему деваться, коли уровень воды спал?
Водохранилища нет. Видимо, и плотина ГЭС исчезла. Как это произошло, почему зеленеющие за рекой луга, и лес явно говорят, что водохранилища никогда и не было, Вася не думал. Человеческий мозг инструмент хрупкий, от таких задачек запросто может гикнуться и квакнуть. Не успеешь оглянуться, как окажешься в комнате с оббитыми войлоком стенами, в обществе приторно вежливых санитаров с большими шприцами в руках.
- Вася, куда мы попали? – простонала за спиной Лиза.
- Спокойно. Всё путем. Разберемся. Может, нас волной бросило вверх по Ежаве – парень сходу придумывал самую правдоподобную версию, не заботясь о ее реалистичности. Это все потом, сейчас главное успокоить девушку.
- Нет. Это не Ежава – упрямо заявила Лиза. Ее губы подрагивали, видно было, что студентка еле сдерживается, чтоб не зареветь.
К Лизе подошла ее подруга Женя, обняла, прижала к себе. Миг и обе девушки заревели белугами. При виде этого зрелища, Васек смутился. Вид плачущих девушек выводил из равновесия, нервировал. Молодой человек и сам находился на грани помешательства. Происшедшее напрочь отказывалось укладываться в привычное Прокрустово ложе бытия. Так не бывает, но так есть.
На реку опускался вечер. Время позднее. Солнце уже скрылось за высоким обрывом северного берега. По реке тянулись длинные тени. Гребни волн сверкали ослепительными бликами. Катер продолжал свой неторопливый бег вверх по течению. Пора было что-то делать. Ко всему прочему выяснилось, что все телефоны отключились. Ни один оператор не ловился.
Паника прекратилась сама собой. На крошечном катере особо не запаникуешь. Лучше всего держаться вместе и не делать резких движений. Тем временем Виктор Николаевич подошел к Володе, Васе, Петро, безошибочно определив в них наиболее авторитетных заводил компании. Пара коротких фраз полушепотом, и все четверо один за другим нырнули в лаз машинного отделения. Следом спустился палубный матрос Сергей.
Под палубой было темно, душно и тесно. Встретивший товарищей моторист Леня приветственно кивнул головой и повернулся к дизелю.
- Пару болтов срезало, муфта вибрирует – раздраженно буркнул матрос.
- Серьезно? Перебирать надо – согласился капитан.
- Что делать будем? – Володя первым задал рвущийся у всех с языков вопрос.
- Думато – Виктор Николаевич криво усмехнулся – занесло нас, черт знает куда. Дизель барахлит, надо еще проверить течи, при таком ударе заклепки могли брызнуть. Соляра у меня верст на двести, не больше.
- Связи нет. Ориентиры на берегу малознакомые – согласился Вовка.
Вася пока молчал. Парень думал. По всему выходило, что города нет, людей рядом тоже. И еще не известно, что будет, если люди вдруг обнаружатся. Студент был убежден, что в неизбежном постапокалипсическом будущем самый опасный хищник это двуногий охотник. Паршиво все складывается. Девятнадцать человек, припасов на три-четыре дня. Оружия нет. Из снаряжения, требующий ремонта катерок. Связи нет. Карт нет. Обстановка неизвестна. Всё. Приплыли.
Споров не было. Народ единогласно принял решение пристать к берегу, провести рекогносцировку, пока солнце не зашло, и ждать утра. Что делать дальше, никто не загадывал. Если честно, то все надеялись, что к утру всё решится само собой. Над головой пройдет спасательный вертолет. Сотовые оживут. А на противоположном берегу возникнет прекрасная и такая домашняя картина города.
К сожалению, окрестный пейзаж напрочь убивал какую либо надежду на благополучный исход похода. Ни одного знакомого ориентира. Вася не вовремя вспомнил пару статеек о таких вот аномалиях, когда люди проваливались в прошлое. Хоть какое то, но объяснение. Именно так и должны были выглядеть берега Ежавы ещё в начале прошлого века. Плотины не было, водохранилища соответственно тоже. Высокий обрывистый берег и заливные луга напротив. На прирусловом валу лес.
Но где тогда деревни? Еще километров пятнадцать вверх по реке и на северном берегу будут Бондюги. Старый город, между прочим. Виденные у берега обломки железной посудины говорили, что люди здесь бывают, и время не такое уж незапамятное.
Времена гражданской войны? Вот этого как раз и не хватало. Самый худший период. Красные схватят – расстреляют как антисоветский элемент. Белые тоже могут расстрелять. Примут за красных шпионов или монархистов, или анархистов, или ещё за кого. Бандиты ограбят и убьют. Все перспективы равнозначны. Только белые ещё хуже, их разбили, попадешь к ним - точно убьют. Свяжешься с колчаковцами, шансы на выживание окажутся минимальны.
Катер тем временем повернул к берегу. Ребята разглядели участок пологого берега. Обрыв отступал от реки, образуя широкий лог с покатыми заросшими лесом склонами. У обреза воды светлело что-то вроде причала. Катер подходил к берегу, и с каждым пройденным метром студентам открывались все новые и новые следы цивилизации. Нашей цивилизации. Европейской.
Остатки дороги на берегу. Разбросанные прибоем плиты. Покосившаяся вышка над обрывом. Выглядывавшая из камышей рубка затопленного суденышка. Люди здесь были, но очень давно. Природа не терпит вмешательства в свои планы. Все созданное руками человека медленно, но верно разрушается, перемалывается ветром и водой, зарастает и крошится корнями растений, погребается под наносами. Только египетские пирамиды кажутся вечными, да и то их постепенно точат ветер и песок.
Виктор Николаевич осторожно подвел «Чайку» к причалу. Бетонный пирс как следует попортило прибоем, основание размыто, настил из бетонных плит просел и местами провалился, из бетона торчит арматура, стальные шпунтовые стенки разорваны и погнуты. К счастью подводных сюрпризов не обнаружилось, дно чистое. Через борт перебросили кранцы, и судно прижалось к причалу. В качестве швартовых тумб пришлось использовать выпирающие из бетона стальные балки.
Пока ребята разгружали барахлишко и выбирали место для палаток, Вася, Володя и Димка отправились на разведку. Споров не было, пытавшемуся было вякнуть и отказаться от разгрузки, Валере быстро намекнули, что бездельники могут остаться без ужина. Перспектива неприятная. Так что паренек быстро впрягся в работу.
Пристань невелика. Полуразрушенный причал. Кусок дороги. Бетонка идет от берега и скрывается за кустами. Определенно забросили причал давно, лет двадцать назад, не меньше.
- Может это военный объект, еще советский? Законсервировали после Перестройки? – предположил Володя.
- А как мы сюда попали? Эксперимент военных? – парировал Вася.
Парню было не по себе. С ребятами он еще держался, не впадал в панику, но понимал: стоит остаться одному, и нервы не выдержат. Страшно. Неизвестность, невозможность определиться на местности, неизвестная угроза страшат куда больше реальной, видимой опасности. О родителях Васек не думал. До него еще не дошло, что его обязательно будут искать, а у мамы опять будет нервный срыв.
Студенты прошлись по берегу и вернулись на бетонку. Володя предложил углубиться в лог, посмотреть, куда идет дорога. Вдруг найдется что-то заслуживающее внимания? Пристань сама по себе не строится, рядом должно быть жилье, промышленная база, или еще какой адресат грузов. Военная часть, в конце концов.
- Мы попали не в ту историю. Подобное я видел в Карелии – Димон вытянул руку в сторону выглядывавшего из-за поваленного дерева бетонного купола дота.
Заброшенная огневая точка. На первый взгляд, дот хорошо сохранился. Но стоило подойти ближе, как стало ясно, что укрепления пережили яростный штурм. Если глядевшая на дорогу амбразура была цела и прикрывалась стальным козырьком, то вторая, державшая под огнем берег оказалась выбита артиллерийским огнем.
В стене дота зияла рваная дыра. Ребята поняли, почему не только дорога, но и берег покрыты неглубокими заплывшими ямами. Воронки. Когда-то здесь шел бой. Дот разбили огнем. Снаряды легли точно в угол амбразуры. Явно, внутри никто не должен был уцелеть.
- Интересно – Вовка уже обошел вокруг дота и спустился в ровик.
Дверной проем зиял чернотой. За дотом, между кустами и деревьями вилась неровная траншея старого окопа. Впрочем, кусты и молодые деревья выросли уже после того как неведомые атакующие захватили пристань. Кусты орешника, акации и волчьей ягоды медленно, верно захватывали старое укрепление, пробивались из стенок и дна окопа, затягивали воронки.
Перед дверями дота ребята остановились. Фонарика у них не было, а лезть в темень, рискуя переломать ноги об арматуру, не зная, куда наступишь, желающих не было.
- Что будем делать? – поинтересовался Димон.
- Пошли дальше.
- Сначала пройдем вдоль окопа – не согласился Васек. Мелькнула у него в голове надежда, выкопать что-нибудь огнестрельное. Понимал, что за столько лет любое оружие превращается в проржавевшую насквозь железяку, а все равно – надежда на чудо теплилась.
Обследование передовой не заняло много времени. Оборона была не ахти. Одна цепочка окопов, и два дота у склонов лога. Следов крепления траншей не видно, отдельных огневых позиций под пулеметы и гранатометы не наблюдается. Зато в полусотне метров за окопом обнаружился танк.
При виде бронированного чудища, Васек изумленно присвистнул. Машина не походила ни на один образчик советской техники. К сожалению, краска за прошедшие годы пообгорела и облупилась, знаков различия на бортах танка не сохранилось.
- Что за бронеход? Кто помнит? – вопрос Володи повис в воздухе.
- Обитаемый остров – буркнул Васек.
- Ась?
- Книжка такая была – пояснил молодой человек – не путать с фильмой.
- Не будем о грустном. Надеюсь, мы на Земле – заметил Володя. Он понял намек товарища. Поганенькая перспектива очутиться на месте героя боевика. Жизнь это не книга, и не кино, выживание главного героя не является граничным условием. И кто сказал, что ты главный герой, а не персонаж заднего плана?
Не только Вася, но и оба его товарища не смогли определить принадлежность танка. Незнакомая машина. Совершенно незнакомая. Широкий корпус с наклонным расположением брони, цельный лобовой лист без люка. Низкая, приплюснутая башня. Орудие длинноствольное с дульным тормозом. Калибр около десяти сантиметров. Гусеницы широкие, катки большого диаметра, похоже на подвеску системы Кристи как на знаменитой «тридцатьчетверке».
Подбили танк двумя попаданиями в борт. Аккуратные с оплавленными краями отверстия. Что творилось внутри машины, лучше и не думать. Однако башенные люки открыты, может, кое-кто и спасся, успел выбраться из горящего танка. Володя первым поднялся на башню и заглянул в люк. Парень пару минут разглядывал начинку танка, затем решительно полез внутрь.
Вася ухватился за скобу поручня и двинул вслед за товарищем. Дима в свою очередь решил подождать снаружи. Его больше привлек полузасыпаный окопчик в метре от танка, и громоздившиеся там железяки.
- Что там? – Вася наклонился над люком.
Видно плохо. Слышится сопение Вовки, скрип, звон железа.
- Людей не осталось. Документов, планшетов, карт тоже – проворчал товарищ.
- А оружие?
- Снаряды пойдут?
- Пойдут. Давай маркировку.
- А вот фиг я с ней разберусь. Ты, давай, спускайся – в голосе Володи чувствовались странные нотки, что-то его сильно удивило.
- У меня спички есть – вспомнил Вася.
В танке было тесно. На полу хлюпала грязная, смешанная с маслом водичка, везде грязь и пыль. Хорошо, через открытые люки и пробоины проникал свет. Вася осторожно перелез через казенник орудия и непонятную железяку на которой открыто лежал снаряд. «Автомат заряжания» - вспомнилась картинка из давно прочитанной книжки.
- Глянь – Володя бесцеремонно дернул товарища за руку, обращая его внимание на латунные таблички на приборной панели.
Индикаторы, кнопки, рычажки, лампочки, техника второй половины двадцатого века. Было такое в танках или нет? Не слишком ли сложно? Сначала Васек не заметил ничего подозрительного, непонятное есть, а вот, странного…. Да здесь все непривычное. Только потом до него дошло – таблички русские. Шрифт незнакомый, излишне угловатый, написание букв непривычное, но все легко читается: «Угол вверх», «Выкл.», «Разговор включен», «Разговор выключен».
- Понял?
- Наши – согласился Васек.
- Нет. Наши, и не наши. Ты слышал фразу: «Ползучий ход»?
- Где нашел?
- У приводов наведения. Азбука русская, буквы похожи на русские, язык похож, а различия есть.
Маркировка на цоколе снарядной гильзы ясности не добавила. Калибр не понятен. Завод Вяткинский. И год выпуска, если так понять цифры «2738 г.», очень и очень интересный. В будущее попали? Интересное однако будущее, с подбитыми танками середины двадцатого века, дотами, заброшенными пристанями и следами старых боев.
Выбравшись из танка, ребята молча спустились на землю, на расспросы Димона отвечали короткими односложными фразами. Перед глазами до сих пор стояли надписи на таком близком и одновременно не нашем языке, изготовленный в 2738-м году снаряд.
Обнаруженным Димоном остаткам изувеченной снарядами пушки они уже не удивлялись. Человек такая сволочь, что ко всему привыкает. Раз попали в этот мир, значит надо жить. Вопросы не первой степени важности оставим на потом.
Пожалуй, если катер вместе со студентами перенесся в далекое будущее, это еще не говорит о том, что их должны встретить прекрасные девушки бегущие в прозрачных нарядах, по дорожкам разбитого у кромки Ледовитого океана парка. Не обязательно должны быть небоскребы до неба, космические корабли и плавучие города. Торжества гуманизма и всеобщего благоденствия может и не быть.
Прогресс считается неизбежным, но он не обязан быть непрерывным. Вася в свое время интересовался историей, знал, что периоды расцвета цивилизаций сменяются распадом и возвратом в варварство. А что бы там не говорили в телеящике, но наш мир уверенно и стабильно движется в пропасть. Выходит, аномалия перенесла компанию через время анархии, развала, варварства, кровавой вакханалии на руинах цивилизации и забросила в более-менее цивилизованное время. Период, когда человечество понемногу выбирается из хаоса разрухи и войны всех против всех.
Железобетон, окопы, танки, унитарные выстрелы к пушкам это уже нормально, это означает, что вокруг существует цивилизация. Уже есть: радио, телевизор, многоэтажное строительство, городской транспорт, канализация. В этом времени даже могут быть компьютеры, пусть и с незнакомым программным обеспечением.
Сердце Васи грела мысль, что надписи в танке сделаны на русском языке, это большой плюс. Китайские иероглифы или арабская вязь означают, что компании студентов в этом мире не выжить, встреча с людьми будет фатальна. А вот язык очень похожий на русский, это другое дело - на костре нас не сожгут, камнями не закидают, в рабство не продадут.
Осталось найти людей, договориться с ними, объяснить откуда мы взялись, и может быть даже местное государство нам поможет. Вася очень надеялся, что встречные будут говорить на русском. От парня ускользнул тот факт, что танк принадлежал оборонявшимся. А раз пристань была захвачена, танк подбит, и затем ничего здесь не восстанавливалось, то далеко не факт, что друзей встретят соотечественники бывших владельцев танка. Скорее всего, все будет наоборот.
- Куда двинем? – интересуется Димон.
- Думать нечего, пробежимся по бетонке на километр от берега. Глянем, куда дорога выводит, и возвращаемся.
- Пошли – буркнул Васек.
Дорога сохранилась относительно неплохо. Если на берегу ее как следует покрошил прибой, подточили ручейки, то в лесу по бетонке можно было даже проехать. Пусть не на Васиной «четырнадцатой», но нормальный внедорожник или грузовик пройдут как по асфальту. Плиты почти не сдвинулись и не поломаны. Пробивающиеся сквозь трещины и швы чахлые кустики машине не помеха. Единственное препятствие это рухнувшие на бетонку деревья. Вот это проблема. Нет, перелезая через очередной ствол, Васек понял, что на машине здесь не проехать. Вот если за лесом, по полю. Впрочем, до поля еще надо добраться, и машину тоже надо найти.
Примерно через полкилометра от дотов в лесу обнаружились руины домов. Ребята наскоро пробежались между развалин, Володя и Васек заглянули в самый сохранившийся дом. Ничего нового обследование им не дало. Судя по руинам, раньше это были три небольших кирпичных дома. Два уже превратились в горы битого кирпича, мусора, обломков железобетона. Как символ торжества жизни над человечеством, из руин прорастали молодые деревца, кустики, между камней выбивалась трава, бетонные плиты поросли мхом и лишайником.
Третий дом, небольшой одноэтажный коттедж неплохо сохранился. Неплохо относительно других домов. Во всяком случае, от него остались кирпичные стены. Все остальное начисто выгорело во время пожара. Пол до сих пор сохранял следы буйства огня. Из куч мусора выглядывали куски шлака, обгоревшие балки, обрывки металлических листов.
Профессиональный археолог только на основании этих развалин написал бы пять томов диссертации, открыл бы целую цивилизацию и восстановил бы быт, дал бы заключение о цивилизации обитателей этих домов. Ребята не были археологами, и проводить раскопки желания не было. Володя предположил, что дома снесли артиллерийским огнем во время боя. Скорее всего он был прав. Каменный дом просто так не разваливается, нужно время или внешнее воздействие, желательно в виде тротила.
- Пойдем дальше? – предложил Володя.
- Двинули – согласился Димка.
Дорога шла в гору. Ребята помнили, что в нашем мире за лесом должна была быть дорога, автомобильная трасса на Бондюги. Вдоль дороги поля. Что встретит друзей в этом мире не известно. С одной стороны бетонка должна куда-то вести, а с другой – следов недавнего присутствия человека не видно. Кругом нехоженые, заброшенные развалины. Таким Макаром можно пару сотен верст до жилья топать.
За очередным изгибом дороги обнаружились два разбитых бронеавтомобиля. На этот раз техника атакующих. Ложбина в этом месте сужалась. Удобное место для засады. Обороняющиеся воспользовались шансом и устроили врагам огненный мешок.
Один бронеход застыл посреди дороги. Второй лежал на боку. Обойдя подбитые машины, ребята обнаружили третий броневик. Этому досталось больше всех. Видимо, при первых выстрелах водитель свернул с дороги и рванул напрямик через лес. Успел пройти метров пятьдесят. И тут на него посыпалось.
Стреляли в машину в упор. Били с остервенением. Снаряды изувечили бронетранспортер, как бог черепаху. Борта в дырах. Башенку сорвало взрывом и отбросило в сторону. Морда превращена в лохмотья, клочки рваного железа.
- Вот здесь десант и остановился – усмехнулся Володя, почесывая затылок.
- Пойти глянуть, из чего его так раскурочили – предложил Васек.
- Можно. Только ничего не найдем. Они пушки с собой увезли. Или с закрытой позиции били. Фиг, мы ее сейчас найдем.
- Куда мы попали? Люди здесь есть?
- Димон, не шуми. Как бы эти самые люди нас не нашли бы – озабоченно проворчал Васек.
Спокойный тон охладил товарища, Дима отвернулся и полез в кусты, его заинтересовал проржавевший кусок железа. Минут через десять студент вытащил на свет божий солдатскую каску. Это уже что-то. Ребята окружили товарища и с интересом разглядывали находку. Знакомая штука, один к одному стандартная каска вермахта.
- Давайте к реке – предложил Володя – солнце низко. Ребята должны ужин приготовить. Утром будем решать, куда дальше двигать.


Subscribe

  • Шаг в космос.

    Нельзя всю жизнь провести в колыбели, или на диване. Рано или поздно, мы выйдем за пределы Земли. Колонизируем Систему. Дальше Галактику. Я верю в…

  • Зеленский играет на рояле.

    Мы совсем забыли, какой замечательный у соседей президент. Не каждый может так зажигательно сыграть задорную песенку. Есть чему позавидовать…

  • Экспорт стройматериалов.

    Мир быстро меняется. Что еще вчера считалось актуальным, сегодня уже устаревает. Моя страна как и весь мир тоже быстро меняется. Совсем недавно, лет…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments